Дети за решеткой

По ту сторону забора. Два часа в спецучилище закрытого типа.

В безмятежной тишине теплого майского дня раздается звон благовеста. Льется он из Раифского мужского монастыря. Вокруг благоухает сирень, в голубом небе плывут редкие облака, отражаясь в чистом озере… Сердце замирает, и где находишься, ты забываешь…

Эти парни бродяжничали, торговали наркотой, воровали, грабили, угоняли авто. И, видимо Бог так решил, чтоб они оказались именно здесь. А за забором монашеская братия, которая денно и нощьно молится за них и за всех, кто попал в беду.
900IMG_3629.JPG
Видите вот того, в светлой рубашке? Мы приехали к нему. Он нам никем не приходится, мы вообще незнакомы. Но эта встреча изменила наше представление о тех, кто «по ту сторону».
Юра Понамарев из Свердловской области, город Каменск-Уральский.
К нам, в благотворительный фонд, позвонила его воспитатель Маргарита Леонидовна и попросила навестить паренька – сироту.

Мы купили одежду – все черного цвета, как она просила, продукты и отправились в Раифу – небольшую деревушку под Казанью.


Это не колония для несовершеннолетних. Это училище закрытого типа для детей с девиантным поведением. Сюда их направляет судья, только если очень-очень пожалеет… И, если посчитает, что девиантность – это не «конец» личности, а по-научному «состояние запутанности и дезориентации в обществе во время кризисов или радикальных социальных перемен». Не сжалится – куковать малолеткам в исправительном учреждении. А разница есть…
Ребятам неслыханно повезло. Все их свободное время, за исключением двух часов отдыха, занято до предела. Учеба в школе, профессиональная подготовка по специальности, занятие по строевой, военно-полевые сборы, спортзал, тренажерка… Абсолютно нет времени даже подумать о чем-то «нехорошем».

КПП. Два голубоглазых работника очень удивились - приехал какой-то благотворительный фонд. Позвонили Лиле – это сотрудница административной части, мы связывались с ней накануне. Можно идти, но только в сопровождении.
Училище расположено в архитектурной ассамблее действующего мужского монастыря. Без колючей проволоки и решеток. Ни надзирателей, ни конвоя – только гражданские сотрудники.
Красота дивная! Парни играют в футбол у озера - весьма неплохая альтернатива колонии несовершеннолетних, где по периметру вышки с автоматчиками...

А вот комната свиданий. Гражданский паренек с воспитанниками на «ты» - они же почти ровесники.

Выносить отсюда, оказывается, ничего нельзя. Личные вещи сначала опишут. А продукты можно есть только здесь, вечером, с друзьями. Удовольствие растягивают на несколько дней – все хранится в холодильнике.
А вот заходит Юра… в полном недоумении… Не может сказать ни слова. О нас его не предупредили.

Мы и сами растерялись... Как-то не получилось объяснить кратно и точно - что мы из благотворительного фонда, из Казани, что нам позвонили из детдома, просили навестить, и мы, не откладывая, решили поехать. Честно говоря, у нас это впервые… Мы, конечно, помогает детям со всей России, это инвалиды - с ДЦП, незрячие… Здесь случай «не наш», но пройти мимо – нет. Совесть не позволит.

Мы хорошо знаем, что ДЦП – это больно, страшно и часто безысходно… А разве легче, когда с рождения ты «изломан» одиночеством, безразличием, голодом, беззащитностью, когда тебя выбросили, как ненужную вещь…?

Что этот паренек видел в жизни, кроме детдома, а теперь и спецучилища?... Он и глазам своим не верит, что к нему кто-то приехал…
- Это все тебе. Вот одежда… Кроссовки… Не знали, какой у тебя размер, купили 40-41…
- У меня 41…

Наконец, кто-то сказал:
- Давайте присядем.

С виду – обычный пацаненок, тихий, скромный… кортавит, в прыщах. Его история – банальна, как тысячи историй из детских домов. Мать пила, отца не было. Он старший, младшим был и за папу, и за маму. В один прекрасный день, «сказочное» детство закончилось: мать отказалась от родительских прав и пристроила детей в казенное учреждение.

– Мы были на параде в Казани!.. Там были ветераны… мы шли строем … так готовились!… Возьмите фотографии!.. Мы шли перед ветеранами, это такая честь… Мы готовились полгода, даже не заметили, как пришла весна…
– Подожди, вы были на параде 9 мая?
И Юра начал свой долгий рассказ… Он уже расслабился, опрокинулся на спинку стула.
- Я здесь по глупости… по 228… Сейчас мне 17, а 18 будет в ноябре. Как выпустят, поеду домой, хочу поступать в кулинарный техникум. Меня примут учиться как сироту. Но в армию обязательно схожу! Как встану на ноги, заберу своих младших и сам воспитаю…
- Какое блюдо любимое?
- «Оливье»!
- А как вас выпускают? Просто сажают на поезд?
- Нет, доставляют в сопровождении. Меня повезет воспитатель, у него в Каменск-Уральском друзья. Раньше ребята сами ездили, но на свободе теряются ориентиры, чувствуешь, что все можешь. Один наш парень так вот вышел, подрался, пырнул кого-то, потом его. Умер.

Раифское спецучилище - одно из 19 в России, и каждое практикует свой метод исправления. В Татарстане, например, уклон на кадетское воспитание. Здесь живут и учатся дети с 11 до 18 лет. Каждый день начинается с построения на плацу. Потом школа, учеба в мастерских. Освобождаются парни, а правильнее сказать, выходят, уже имея специальность: штукатур-маляр, слесарь механосборочных работ, токарь, столяр строительный, каменщик.

Юра штукатур-маляр. В деревне работы много. Приглашают ребят, и деньги платят. Они и рады взяться за работу - оттачивать мастерство.
После комнаты свиданий Юра пригласил нас в школу – там их военный музей.
Навстречу идет женщина:
- Юрасик, привет!

- Это Наталья Сергеевна, старший мастер, - представляет ее Юра.
- Он хороший парень, все умеет, но, как бы сказать, психованный, чуть что – сразу на дыбы… А потом прижмется так виновато к плечу….

В музее нас встретил Юрин одноклассник, он училищный экскурсовод – каждое предложение заучил наизусть… Но волнуется… Забывает слова:
- Воспитанники училища участвовали в раскопках в местах боев ВОВ, нашли вот такую стеклянную фляжку. А другой отряд, не нашего училища предлагал за нее деньги. Но наши парни не согласились… Еще у нас есть собственная киностудия. Актеры – наши воспитанники. Руководитель – режиссер, сценарист, продюсер патриотических фильмов Юрий Ермяков. Фильм «Приказ 2. Ни шагу назад» получил диплом Международного образца в номинации «Детективный фильм». И нам включили трейлер. Молодые солдаты проходят курс молодого бойца. Но они не знают, что их готовят на Северный Кавказ, где в горах обнаружена группа террористов.
Подошли воспитатели и ученики, зашушукались…
- Вот вам диск с нашими фильмами на память!

На стенах школы – фотографии. Полвека назад тут располагалась колония. А сегодня – настоящее кадетство. Эти парни выпускники - в голубых беретах, рослые, смелые, гордые…

Они уже не преступники. Статус «осужден» поставил бы точку в их будущем, но что-то их спасло, оберегло. Им дали другое - билет в другую жизнь. Вот и Юра стал одним из тех, кому выступать на Параде Победы – честь всей жизни.

На прощание Юра попросил передать привет детдому и сказать, что у него все хорошо.

Как сложится его судьба дальше – покажет время… Пока мы договорились забрать его на выходной – а он бывает раз в месяц – показать город, сводить в интересные места, накормить любимым оливье. В конце концов, благотворительность – это вклад в будущее человека, наше место там – где нужна помощь. И неважно, на какой стороне социума стоит нуждающийся.
Если помощь Юре мы можем оказать своими силами, то в случаях с другими подопечными, без Вас нам никак не обойтись. Зайдите к нам на сайт, приглядитесь.

Featured Posts from This Journal