Преступление и наказание. Раскольниковы нашего времени

Салаги!... вот куда они лезут, а!..», - выражается Катя, она везет нас в деревушку под Казанью – Раифу. Здесь исправительное учреждение для несовершеннолетных – через стену от действующего мужского монастыря.
«За решетку» мы едем по делу. Там есть парень – детдомовец, у него единственный увольнительный в году. Но за ним никто не приедет. Ему некуда идти – он со Свердловской области, из Нижнего Тагила – того самого мифического городка. И, как выяснилось, там живут не только мудилы…
1.jpg
Как-то мы навещали этого паренька: к нам в фонд звонила его воспитательница и просила съездить поздравить с Днем защиты детей. А потом руководство спецучилища решило, что мы ему теперь за родителей. И такой статус обязал нас войти в судьбу этого «ребенка», который оставил отпечаток и в нашей жизни.

Юра здесь не за убийство, слава богу, за хранение спайса, ну, и, само собой, курил…
Пока мы ехали в Казань – а в планах были кино и кафе – он рассказал свою историю… и трагичную, и криминальную…

Юру в детдом с двумя младшими сдала мать. И когда дали «путевку», он решил ехать к отцу, которого ни разу в жизни не видел, тот бросил женщину еще беременной.

- Папа живет в деревне, в своем доме, у него своя семья. Он сказал мне: «Оставайся!». Но я все-таки решил поехать в детдом: у меня же братья. А у них есть свой отец есть, но где он, я не знаю. Мой родной платит алименты за нас троих и деньги присылает - так я и нашел его адрес.

- Юра, а где мама?
- Не знаю… Когда я ее видел в последний раз, перед детдомом, она сказала, будет приезжать и вообще заберет нас. Я ждал. Сначала каждый день. Потом каждый месяц. А потом я уже вырос и не верил ей. Хотя вот только сейчас перестал ждать. В прошлом году она нашла меня «В контакте»…
- И что?...
- Ничего. Сказала, что уехала к бабушке в Ростов, вышла замуж, родила сестренку - ей сейчас где-то два-два с половиной.
- …
Подъезжаем к Казани. Юра продолжает рассказ. А мы молчим: в шок приводит почти каждая его фраза.

- А как ты стал курить спайс, где ты это брал?
- Раньше это был «легал». У нас там, в Свердловской области, это распространено, и дешево, 250 рублей. Везде рекламировали, все рассказывали. Сначала я сам решил попробовать и купил в ларьке, а потом в детдоме курили…
- Каждый день?
- Нет, два-три раза в неделю. А когда вышел закон «Запрет курительных смесей», купить можно было у барыг.
- А как тебя поймали? Где это произошло?
- В детдоме прямо, я спал, меня разбудили – уже не воспитатели, а сотрудники. Был обыск и у меня в вещах нашли пакетик, изъяли с понятыми. Я не стал ничего отрицать и сразу признался. Было бы только хуже. Это же хранение...
- Чья наводка?
- Барыга и сдал. Меня предупреждали не ходить к нему, он «взят» уже, но я не послушал…
Мы приехали в торговый центр. Выходим.
- Юра, вот тебе контрамарка на любой фильм, директор кинотеатра тебе передал. А ты когда в последний раз был в кино?
- Ну, у нас есть в училище актовый зал… и нас возили в аквапарк, там был кинотеатр…
- А какой фильм смотрел?
- …
Это молчание было красноречивым: Юра ни разу в жизни не был в кино.

К 18 часам доставляем подростка обратно.
После этого «выходного» с трудным подростком возникло странное чувство. Мы поддались стереотипу: парень гопнического типа + неблагополучная семья + преступление… Присутствует ли здесь личность? В каком состоянии находится его интеллект?
В ожидании этого дня мы кидали стрелки – кто пойдет с ним в кино – никто не знал, как общаться с таким вот «фруктом». Но! Вдруг выясняется, этот человек - не так страшен, он не матерый преступник, а обычный парень, разве что старше своих лет по жизненному опыту. В нем есть «воспитание»: за весь день он ни разу не обронил матерное слово и не использовал сленг. Перед нами вовсе не «сосунок»: он сдал все спортивные нормативы учебных военно-полевых сборов – в новых берцах – а они натирают мозоли до крови. В училище дохлых нет: все, как на подбор – солдатики))
Вообще, спецучилище закрытого типа – это не заключение: «выпускники» будут без судимости, получат профессию, армейскую подготовку, закончат школу. Здесь живут и учатся трудные подростки – а на нашем веку политических перемен, экономических реформ, нравственной дезориентации – стать такими многим было уже уготовано. Их преступления «не подлежат уголовной ответственности в связи с тем, что вследствие отставания в психическом развитии… во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий…».
он сдал все спортивные нормативы учебных военно-полевых сборов

Фееричные долболобы. Выращивают из трудных подростков убийц, а не токарей, каменщиков или столяров.
В основе обучения идет патриотизм.

Человеку надо жить самому и кормить свою семью. Его работать научить надо. Не дурака с автоматом валять, а гайки нормально крутить и свёрла с токарными резцами точить, чтобы протоны не падали и с жигулей никто не смеялся.
Хорошая мысль. Их учат, наш подопечный осваивает поварство.
Ну есть же ПТУ столярные или типо того. Повар - это мрак. Без практики в хорошем евроресторане, начиная с посудомойщика или уборщика и по ступенькам выше, поваром хорошим не стать.

Edited at 2015-07-02 01:37 pm (UTC)
ПТУ тем, кто должны быть под круглосуточным присмотром? Напомню, они осуждены за преступления. Но им повезло, что они здесь, а не в колонии.
Есть.
Ребятам неслыханно повезло. Все их свободное время, за исключением двух часов отдыха, занято до предела. Учеба в школе, профессиональная подготовка по специальности, занятие по строевой, военно-полевые сборы, спортзал, тренажерка… Абсолютно нет времени даже подумать о чем-то «нехорошем»
занятие по строевой, военно-полевые сборы

Вот это - напрасная потеря времени. Если этим маются, значит проф.обучение ведётся спустя рукава.
Мне все же кажется, что дисциплину в этих ребят надо вдолбить.
Муштра - это всё из-под палки. Побегает "до звонка", а потом выйдет за ворота и приймется за старое ибо есть-пить надо, а муштрой сыт не будешь.
Во-во, сбежали. Видать муштра не шибко прельщала. Надо придумывать им какие-нить другие ориентиры на жизнь.